Лого

Логотип ООО Август

Сайт ООО "Август"

Контактная информация

(3812) 903-868, 903-867, 903-866, (906) 990-06-69
644016, г. Омск, ул. Семиреченская, д. 91, оф. 8

Header

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15

Молочной отрасли грозят банкротства

молокоДля проведения расследования и стабилизации рынка его участники предлагают приостановить весь импорт молочной продукции.

Если не остановить снижение цен на сырое молоко, которое наблюдается в последние полтора месяца, то к лету они обвалятся, что привет к банкротству ферм и снижению производства. Такие опасения озвучил заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрат Хайруллин, выступая на IХ съезде Национального союза производителей молока («Союзмолоко»), где присутствовал корреспондент «Агроинвестора». «Для окупаемости проектов и поддержания заработных плат на молочных комплексах хотя бы на уровне 25 тыс. руб. в месяц сельхозпроизводители должны получать не менее 25 руб./л за молоко первого сорта, за высший сорт — 32 руб./л», — подсчитал Хайруллин, уточнив, что себестоимость по прямым затратам при этом должна составлять 13−15 руб./л.

В прошлом году цены на молоко складывались на достаточно приятном уровне, а за последние несколько лет выросли более чем в 1,5 раза, что способствовало окупаемости новых инвестпроектов в отрасли и поддерживало работоспособность ранее созданных предприятий, отметил на съезде вице-премьер Аркадий Дворкович. «За 2017 год цены выросли примерно на 5%, доходность сохраняется на приличном уровне, но есть ряд регионов, где достаточно низкие цены — менее 20 руб./л, что не обеспечивает рентабельность производства», — подчеркнул он.

В 2016—2017 годах наблюдался паритет доходности производителей и переработчиков молока, причем прошлый год оказался самым удачным для отрасли: закупочные цены были стабильными, фермеры могли окупать вложения. Рентабельность переработчиков хотя и снизилась, но все-таки позволяла работать с прибылью, рассказал Хайруллин. Однако сейчас в Приволжском федеральном округе, на который приходится около 40% производства сырого молока в стране, закупочные цены упали на 5−8 руб./л или на 22−25%. В январе 2018-го отрицательный финансовый поток производителей составил 2−5 руб./л, что затруднило обслуживание кредитов. «Сегодня закупочная цена уже убыточна для многих ферм и позволяет покрывать лишь текущие затраты», — сказал депутат, добавив, что при этом производственные расходы значительно выросли. Так, электроэнергия за прошлый год подорожала на 18%, дизельное топливо — почти на треть, кроме того, с нового года коровы стали облагаться налогом на движимое имущество, и не все регионы освободили от него аграриев.

В последний раз подобная ситуация на рынке была в 2009 году. Тогда закупочные цены упали с 17 руб./л до 5 руб./л, в результате тысячи коров пошли под нож, и сотни ферм обанкротились, напомнил Хайруллин. «Никто не станет производить молоко себе в убыток, и ситуация может повториться», — предостерег он.

Отрасль уже привыкла к достаточно стабильным ценам и рентабельности на уровне 10−20%, подтвердил министр сельского хозяйства Александр Ткачев, поэтому падение стоимости молока вызывает вопросы, поскольку производителям нужно возвращать кредиты. «Цены по Приволжью — 18−20 руб./л, тогда как в целом по рынку — 23−25 руб./л, — сравнил он. — Почему? В Башкирии, Удмуртии, Марий Эл нет перерабатывающих предприятий, выпускающих большие объемы молокоемких продуктов — сливочного масла, сыра, сухого молока. Регионы являются сырьевыми придатками каких-то других регионов, которые, как правило, скупают у них молоко по заниженной цене».

Хайруллин считает, что ситуацию в ПФО нужно признать чрезвычайной и предусмотреть дополнительные выплаты производителям за товарное молоко, реализованное по цене ниже 25 руб./л.


Нелегальный импорт разбалансирует рынок

Кроме того, на цены негативно влияет падение спроса на молочную продукцию, однако уже в этом году есть все предпосылки для его восстановления, считает Ткачев. Президент холдинга «ЭкоНива», крупнейшего в стране производителя молока-сырья, Штефан Дюрр уверен, что нужно поддерживать внутреннее потребление, причем крайне важно, чтобы люди покупали именно натуральную молочную продукцию, а не более дешевую, с заменителями молочного жира, в том числе фальсифицированную.

Анализ срочных продаж показывает, что потребление молока снижается несильно: уменьшился спрос на высокомаржинальную продукцию, но растет — на дешевую, в том числе суррогатную, обратил внимание Айрат Хайруллин. Он полагает, что связывать падение цен на сырье с сокращением спроса не совсем правильно, поскольку по молоку мы не самодостаточны, и у нас нет его перепроизводства. Зато есть импорт по демпинговым ценам, который переполнил рынок. «Одна из схем — когда молочная продукция, идущая транзитом из Белоруссии в Казахстан и Киргизию, не доходит до места назначения и остается в нашей стране. По нашим данным, основная выгрузка сухого молока произошла на заводах Приволжья и Сибири, — знает депутат. — Закупочные цены снижаются на фоне искусственно созданного излишка, а затоваривание складов сыром, маслом и сухим молоком провоцирует дальнейшее падение цен».

Он так же добавил, что в этой ситуации не стоит исключать сговора: запасы могли специально накапливаться в августе-сентябре для уменьшения закупочных цен зимой. «По сути, произошла диверсия против нашего рынка, разбалансировавшая его, надо разбираться», — подчеркнул Хайруллин. Чтобы сделать это, депутат предложил на два месяца приостановить импорт всей молочной продукции, в том числе из Белоруссии. Кроме того, пока не будут предъявлены документы, подтверждающие, что транзитный груз покинул Россию, его нужно считать поступившим в нашу страну в объеме установленных между союзными государствами квот, считает он.

Наличие «серого» импорта и фальсифицированной продукции негативно влияют на рынок и цены, согласился Александр Ткачев. В пересчете на молоко объем таких поставок он оценил в 3 млн т. Учитывая, что Россия ввозит около 220 тыс. т молочной продукции, дополнительные более 100 тыс. т нелегального реэкспорта, который идет в том числе через Белоруссию, приводит к обрушению рынка. «Нужно закрывать дырки, которые есть в рыночной поляне, — акцентировал глава агроведомства. — Я понимаю, что и правительство Белоруссии, по большому счету, не в состоянии отследить все эти передвижения контрабанды и фальсификата по своей земле. Есть негодяи-коммерсанты и в Белоруссии, и на Украине, и в России, которым выгодно по низким ценам завозить этот продукт, разрушать рынок и наживаться на этом. Конечно, с этим нужно бороться».

Среди мер борьбы участники съезда в частности отметили необходимость введения обязательной электронной ветеринарной сертификации, которая должна начать действовать с 1 июля. Также должно позитивно сказаться изменение техрегламента — ужесточение требований к маркировке продукции, содержащей заменители молочного жира. При этом Минсельхоз предлагает повысить штрафы за нарушение правил. «На Западе за это лишают лицензии, уничтожают продукцию, а при повторном нарушении изымают оборудование, — привел пример Ткачев. — Только так мы можем бороться с левыми схемами, только кнутом. Пряник — мы субсидируем, поддерживаем отрасль, с другой стороны — жестко наказываем тех, кто обманывает покупателя и наживается, вытесняя тех, кто делает продукцию из натурального молока».

Руководитель Роспотребнадзора Анна Попова сообщила, что ее ведомство предлагает усилить административную ответственность за выпуск фальсифицированной продукции вплоть до конфискации средств производства. «Но мы считает, что и этого мало: нужно ввести уголовную ответственность. Законопроект находится в правительстве, сейчас решается, кто будет этим заниматься — Следственный комитет или МВД», — добавила она.


Интервенции не помогут

Однако в том, что на рынке сформировались излишки сухого молока, сливочного масла и сыра отчасти есть и вина Минсельхоза, который не провел интервенции, хотя многие игроки рассчитывали на них. «Шли разговоры об интервенциях, представителей молочно-консервного направления собирали, и мы понимали, что если закупим молоко по 22−24 руб./л, то будем в них участвовать, — рассказал член совета директоров «Мелеузовского молочно-консервного комбината» (Башкирия) Андрей Яровой. — Цена сухого молока с учетом нашей рентабельности в 10% получалась 308 руб./кг, без нее — 270−275 руб./кг». Предприятие активно работало и сушило молоко, однако интервенции так и не запустили. К концу 2017 года остатки сливочного масла на складах комбината достигли 20 тыс. т — на 402% больше, чем в 2016-м, по сыру показатель вырос на 143% до 30 тыс. т. Хотя производство сухого молока прибавило 25−26%, его запасы увеличились на 220% до 30 тыс. т, привел данные Яровой.

Ранее рост складских остатков приводил к тому, что в стране сокращалось стада скота и уменьшалось производства молока, напомнил он. «В 1997 году упали с 35,7 млн т до 34 млн т, в 2004-м — с 32 млн т до 31 млн т, в 2012-м — с 31 млн т до 30,5 млн т. Сегодня после всей колоссальной поддержки опять вышли на 31,1 млн т. Спрашивается: если такая картина повторяется, и у нас шаг вперед — два шага назад, то зачем мы тратим на это деньги?» — задал вопрос Яровой.

Он также уточнил, что реализовать излишки, в частности сухого молока, не удается. В 2012 году ввозная пошлина на сухое молоко составляла 25%, и ее предполагалось поднять до 40%, однако этого не произошло. Более того, после присоединения России к ВТО пошлина снизилась до 15%, а для развивающихся стран до 11,5%. «У нас себестоимость цельного сухого молока этим летом при закупке сырья по 22−24 руб./л составляла 270 руб./кг. При этом все лето шел завоз из Аргентины, Уругвая, Новой Зеландии, Турции и даже Коста-Рики и Колумбии по цене 200−230 руб./кг, — сравнил Яровой. — Как нам продать свое молоко, даже не закладывая рентабельность, если импорт по такой цене? Никак». В последние годы доля зарубежного сырого молока на нашем рынке закрепилась на уровне 56−61%, и в 2019-м она может достигнуть 80%. «И мы от этого никуда не денемся. Мы неконкурентоспособны с такой пошлиной, она нас не защищает», — подчеркнул Яровой.

По его словам, если сейчас не предпринять никаких мер, то к маю цена на сырое молоко в Приволжье опустится до 14 руб./л. «Нужно срочно останавливать импорт, проводить расследование, поднимать ввозную пошлину до 40% и обозначить предел цен, до которого нельзя падать», — перечислил он.

Айрат Хайруллин обратился с просьбой все-таки провести интервенции в марте для стабилизации ситуации в регионах с избытком молока. Обратный выкуп он предложил сделать в октябре-декабре по цене с учетом сезонного удорожания. По подсчетам депутата, на это потребуется не более 3 млрд руб., причем деньги вернутся. «Давайте скажем честно — интервенции не сыграют такую роль, — ответил Александр Ткачев. — У нас нет средств: 1 млрд руб. — ни о чем, а чтобы серьезно всколыхнуть рынок, нужно 10−15 млрд руб.».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить